Холокост в лицах

О спасении евреев жителем Риги Янисом Липке

«… В Риге ежедневные облавы — охота на евреев. Убивают прямо на улицах, сгоняют в Бикерниекский лес на расстрел. Работает фашистская машина.

И против нее — человек. Он — Ян (Янис) Липке — рабочий с Кипсалы. Портовый грузчик.

Люди в беде. Людям нужно помочь — эта мысль постоянно сверлит его, становится страстью и смыслом жизни. У него в доме на ул. Баласта Дамбис, 50, находят пристанище жертвы террора. …Янису было поручено забирать людей из гетто, приводить их в амбары и следить за работой…

В дни, когда в Риге было расстреляно свыше 30000 евреев, преимущественно детей, женщин и стариков, гетто представляло собой страшное зрелище: на мостовой валялись изувеченные трупы детей, выброшенных из окон домов, вперемешку с ненужными пожитками обманутых жертв — людям сказали, что гетто переводится в другой лагерь.

- Мы стояли с отцом перед колючей проволокой гетто, мне было тогда восемь лет, — рассказывает младший сын Яна — Зигфрид, — и я на всю жизнь запомнил дрогнувший голос отца: „Смотри, сын, никогда этого не забудь“. И у него градом покатились из глаз слезы…

… Ян лихорадочно искал в городе места, где можно было бы укрыть людей. 15 декабря он вывел из гетто 10 человек и оборудовал убежище… Неутомимый Ян нашел помощников и разместил людей у них.

Не имея пока других потайных мест, решили сообща построить под сараем дома Яна подземелье-бункер, ибо держать в доме семь человек, которых он к тому времени привел к себе, было крайне рискованно…

… Ян, его жена Иоганна и старший сын Альфред, такой же неудержимый и бесстрашный, как и его отец, не только заботились о пище для своих подопечных, но и снабдили их радиоприемником, оружием, патронами…

…„Работать“ Яну становилось все труднее. С осени 1943 года в соответствии с планом „окончательного решения“ еврейского вопроса гетто начали ликвидировать. После многочисленных акций немногих оставшихся в живых распределили по рижским концлагерям: Кайзервальд, Баласта Дамбис, Рецигравис, Страздемуйжа и другим.

В один из темных вечеров глухой осени 1943 года Ян осторожно расшатал несколько досок в заборе концлагеря Баласта Дамбис, расположенного недалеко от его дома. В условленное время он подъехал на грузовой машине и через приготовленное в заборе место, под покровом непроглядной ночи, вывез известного в Латвии доктора Шмульяна…

… Многими отважными операциями Ян был обязан своему близкому помощнику, шоферу Карлу Янковскому…

… Вместе с Карлом Ян провел чрезвычайно рискованную операцию, похитив эсэсовскую машину, нагруженную автоматами, патронами, взрывчаткой и пакетами бланков проездных разрешений…

… В 1943 году Ян переходит на другую работу… он получил легальную возможность ездить в районы по своему усмотрению, что было для него чрезвычайно важно, ибо с этого времени началось создание разветвленной сети бункеров-убежищ…

… Каждый спасенный Яном человек — это отдельный подвиг…

… И вот, наконец, наступило 13 октября 1944 года, день, который запомнится на всю жизнь. Со слезами радости мы бросились обнимать и целовать советских танкистов, ворвавшихся в Ригу, и нашего славного, доброго Яна, дела которого навсегда останутся в наших сердцах…»